Йога есть способность направлять разум исключительно на объект и удерживать это направление, не отвлекаясь.

Размышления о самадхи

Энциклопедия Йоги. Йога - способ жизни на земле. > Медитация | Cамадхи | Сон > САМАДХИ > Размышления о самадхи

alt=

Хочется внести некоторые разъяснения к вопросам о медитации и самадхи, которые являются, как принято считать, конечной целью и венцом йоги, и являются наиболее часто употребляемыми терминами, имеющими отношение к духовной йоге, или раджа-йоге.

Начнем с того, что слово «медитация», или «meditacio»  по происхождению латинское и обозначает не что иное, как размышление. Поэтому оно не является чисто индийским, и, строго говоря, в йоге такого термина нет вообще. А когда его пытаются употреблять в отношении к йоге, то делают это, как правило, в значении прямо противоположном его истинному значению, а именно о медитации говорят, как о состоянии обратном размышлению, то есть безмыслии, пустотности сознания, уходе в трансцендентные сферы, остановке внутреннего диалога и т.п.

Что касается понятия самадхи, то существует две неправильные тенденции понимания этого термина:

Первая — это детское представление о самадхи, как об очень необычном состоянии сознания, которое сопровождается сильнейшими внутренними экстазами, переживаниями, видениями бога и т.д. и внешними эффектами, такими как яркий свет вокруг головы, вырывающиеся клубы дыма из ушей, ноздрей, заднепроходного отверстия, у впавшего в самадхи.

Вторая — другая крайность, где наоборот человек считает, что он сам уже давно познал самадхи, что в нем нет ничего особенного, и что это любые приятные внутренние ощущения.

В действительности же, и это будет грамотно с точки зрения йоги, лучше говорить о так называемой «саньяме» (самьяме, самаяме), которая переводится с санскрита, как «погружение во что-то», и этот процесс погружения несколько условно делится на три стадии: начальную, среднюю и завершающую, которые соответствуют дхаране, дхьяне и самадхи. Естественно, это тема достаточно непростая, и заниматься подобными практиками могут только очень подготовленные люди и только в настоящей духовной школе под непосредственным руководством настоящего Гуру, освоившего в совершенстве эти техники.

В небольшой статье для сайта мы можем рассказать об этом чисто с просветительской точки зрения, чтобы рассеять таинственность и заблуждения.

 

* * *

 

Мозг человека имеет два полушария — левое и правое, причем полушария латерализованы, то есть они не дублируют друг друга однозначно, в отличие от иных внутренних органов, функционально идентичных и дублирующих друг друга, таких как почки, легкие. Наличие двух полушарий воплощает собой на физическом плане две способности человеческого сознания познавать окружающий мир.

Один способ, ему соответствует левое полушарие, связан со способностью человека делить все сущее на «я» и «не-я», на себя и окружающий мир, на субъект и окружающие его объекты. В этом случае познание заключается в том, что субъект, изначально будучи отделенным от объекта, не имеет возможности как бы заглянуть внутрь него и способен лишь изучать интересующий его объект через изучение свойств, которыми он обладает. Подобный подход широко распространен в современной науке, но в то же время, вопреки мнению многих любителей йоги, на должном уровне исполнения он является чисто йоговским способом познания.

Другая способность человеческого сознания, которой на физическом плане соответствует правое полушарие, заключается в изначальной неразрывной слитности человеческого «я» и окружающего мира, или, если быть более точным, изначальном пребывании сознания йога во всем мироздании, как неразрывной его части. В таком случае, наблюдатель, желающий изучить какой-либо объект внешнего мира должен просто стать интересующим его объектом, слиться с ним, хотя, если рассуждать достаточно строго, то и эта формулировка не будет совсем удачной, поскольку правополушарное сознание изначально предполагает неделение мира на субъект и объекты. И поэтому, в этом случае нет ни наблюдателя, ни наблюдаемого, а есть просто возможность человека как бы побыть любой частью мира.

Отсюда существует две техники саньямы, которые ведут к двум видам самадхи — так называемым савитарка-самадхи (с размышлением), и нирвитарка-самадхи (без размышления). Причем вторая ничуть не превосходит первую, точно так же как правое полушарие головного мозга ничуть не «лучше» левого.

Итак, вкратце рассмотрим первый вид саньямы, лучше всего на конкретном примере.

 Предположим йог хочет вылечить давно беспокоящую его хроническую болезнь, в которой медицина ему помочь не может. Что он должен делать? Прежде всего выделить себе существенный промежуток времени, в течение которого он будет заниматься размышлением этой и только этой задачи и не отвлекаться ни на что другое. Это условие будет соответствовать подготовке к саньяме — 5-й ступени йоги — пратьяхаре. Дальше тело этого йога должно занять удобное положение, чтобы не мешать его размышлению, причем это совсем необязательно должна быть традиционная йоговская поза — человек может сесть в удобное кресло или лечь на кровать. Далее он должен очень четко сформулировать условие задачи, которая перед ним стоит, то есть в данном случае он должен очень хорошо понять свой диагноз и начать вспоминать о нем все, что он может знать по этому поводу, даже если на первый взгляд ему кажется, что он ничего не знает. При необходимости можно и даже нужно пользоваться соответствующей литературой, консультациями специалистов и вообще пользоваться любыми источниками получения информации. Думать, что это не совсем по-йоговски не надо. На самом деле, это уже и есть самая настоящая йога.

Итак, необходимо собрать все возможные факты, причем не только медицинские, но также философские и психологические, например, какая серьезная жизненная проблема усложняла, а может быть даже, отравляла жизнь в период, предшествующий болезни, в чем человек поступал неправильно с точки зрения законов той или тех религий или духовных систем, с которыми он знаком. Он начинает сопоставлять эти факты друг с другом, с целью извлечь из этого сопоставления какие-либо новые факты или выводы. Все описанное выше будет соответствовать первой ступени саньямы — дхаране, которая представляет собой сосредоточение внимания на объекте. Здесь следует сделать одно очень важное уточнение: данная работа будет дхараной только в том случае, если она представляет собой не бытовой, а самый настоящий, в лучшем смысле этого слова, строго научный или философский подход к решению проблемы. Разница такая же, как если сравнить напевание себе под нос популярной мелодии (про которую человек даже не помнит — откуда она) и высокопрофессиональное, то есть абсолютно точное и академичное в плане мелодии, ритма, правильного звукоизвлечения исполнение сложнейшей оперной арии.

Затем наступает следующая фаза. В йоге вообще так устроено, что каждая ее ступень, если она в совершенстве освоена, как бы плавно перетекает в следующую. Процесс напряженного и сосредоточенного размышления и анализа трансформируется в гораздо более свободное и легкое состояние, когда новые мысли на тему, интересующую йога, начинают приходить в голову сами собой, причем все эти мысли подкреплены надежными аргументами и являются действительно новыми, в том смысле, что эти знания нельзя ни от кого услышать и нигде прочитать. В человеческой культуре их нет. Эти новые знания сами собой рождаются в голове человека, вышедшего на эту новую стадию саньямы, которая называется дхьяной. Таким образом, дхьяна отличается от дхараны прежде всего тем, что йог уже не должен прилагать для сосредоточенного размышления никаких усилий. Христиане, которые помногу молятся, хорошо знакомы с этим состоянием сознания и говорят об этом так: «Сначала человек делает усилие, чтобы творить молитву, а затем, сама молитва начинает творить человека, причем безо всяких усилий со стороны последнего».

Таким образом, стадия дхьяны характеризуется достаточно чистым, светлым и ясным состоянием сознания, которое очень «щедро одаривает» освоившего эту ступень йоги человека новыми идеями, знаниями и открытиями. Он становится лучшим специалистом на свете в интересующей его области и легко может читать многочасовые лекции или писать книги на тему, которой была посвящена саньяма. Следует особо отметить, что хотя мы стараемся говорить простыми словами об этих вещах, совершенно не следует думать, что эти состояния и такая практика доступны любому, считающему себя интеллектуальным человеку.

Развивая дхьяну дальше человек ощущает себя сказочно богатым, подобно графу Монте-Кристо, он владеет несметными сокровищами, — это те самые сокровища, которые Иисус призывал копить. «Копите свои сокровища на небесах», — говорил Он. Недоступную простому обывателю радость носит в себе занимающийся дхьяной йог.

И вот наконец, этот процесс подходит к своему естественному завершению, наконец йог на самом глубоком уровне понимает, и даже уже не просто понимает, а видит всю суть того явления, которое еще недавно было для него проблемой. Если эта проблема, как в нашем примере, носила чисто медицинский характер и была связана с какой-то болезнью (пусть даже самой тяжелой и неизлечимой), эта болезнь немедленно проходит. Проходит она потому, что сознание человека, освоившего самадхи (а описываемая нами третья ступень саньямы и является савитарка-самадхи), автоматически отбрасывает старую неправильную жизненную позицию человека, которая являлась причиной болезни. Вместе с тем, сознание отторгает от себя все те неприродные, «неправильные» вибрации и энергии, которые до этого жили в нем так же свободно, как микробы в воспаленном органе или тараканы в загаженной квартире. Человек чувствует огромное облегчение, словно гора свалилась с его плеч, он действительно нашел ответ, решил ту задачу, которую поставила перед ним жизнь и которая была для него серьезной проблемой, часто создающей опасность для жизни. Теперь сознание йога, достигшего такого самадхи, совершенно свободно, абсолютно пусто от того, что еще некоторое время назад, быть может, казалось проблемой всей жизни.

 

* * *

Человеку, не имеющему глубокого опыта в йоге, очень сложно понять природу такого состояния, как самадхи. Для некоторого приближения к его пониманию мы решили ввести термин "самадхиподобные состояния", поскольку описание таких, близких к самадхи, переживаний иногда можно встретить в художественной литературе.

Здесь мы приводим отрывки из некоторых произведений, которые описывают такие самадхиподобные состояния:


Советуем посмотреть

интервью Тима Олмстеда - приближенного ученика Тулку Ургьена Ринпоче

Еще в июле я внезапно перевела интервью Тима Олмстеда, приближенного ученика Тулку Ургьена Ринпоче, выложенное на сайте tricycle.com. О том, что из открытого доступа его через несколько дней спрячут и платную подписку попросят, я не знала, и оригинальный текст потому не сохранила. Но перевести весь текст целиком в принципе успела. Чем и решила поделиться наконец-таки.

"Ведическая жена" – оборотная сторона монеты

Через полтора-два года я могла являться если не образцом, то, как минимум, неплохим примером так называемой "ведической жены". Насколько позволял характер, конечно. Так, например, скромные закрытые наряды и отказ от кокетства с другими мужчинами не укоренились на 100% в моей жизни, но я перешла на юбки и платья, а также отношение к мужу с позиции "он самый лучший, другого мне не надо". Не всегда удавалось растерянно хлопать глазами в трудных ситуациях, однако я научилась просить о помощи и более или менее спокойно реагировать при любом ответе (а ведь иногда получить положительный ответ даже страшнее!). Покорность и покладистость оставались для меня недостижимым идеалом поведения, но я стала относиться к супругу как к своему Учителю (именно так, с большой буквы!) и всегда искала причины наших проблем только в себе. Очень-очень старалась быть хорошей. Нет, самой лучшей!

Медитация. Кайя стхаирьям

Для практики медитации очень важно быть способным неподвижно сидеть в одной позе, не отвлекаясь на физическое тело. Первая цель медитативной практики состоит в том, чтобы забыть о своём теле. Однако, описанная ниже практика — кайя стхаирьям  — как будто бы противоречит этому основному правилу. В ней человек старается осознавать своё тело, исключив всё остальное. То есть, вместо того, чтобы забыть о теле, человек должен стараться обострять осознание тела. На первый взгляд, это может показаться слегка парадоксальным. Однако эта практика основана на хорошем понимании работы ума.