Йога есть способность направлять разум исключительно на объект и удерживать это направление, не отвлекаясь.

О медитации и духовной практике

Энциклопедия Йоги. Йога - способ жизни на земле. > Медитация | Cамадхи | Сон > О медитации и духовной практике

alt=

Когда я впервые приехала к мастеру, у которого учусь медитации, он сказал: «Единственная подлинная медитация — это 24-часовая внимательность. Когда ты полностью вернешь все свое внимание в настоящее и перестанешь отвлекаться даже на сон, ты станешь просветленной. Все остальные практики — игрушки для эго, способ занять его чем-то, что ему кажется духовным и важным. Ты не должна быть духовной. Ты должна быть внимательной».

Незадолго до этой встречи я как раз бросила медитировать. Больше десяти лет я ездила по индийским ашрамам и буддийским ретритам. Мое эго было занято духовным самосовершенствованием — оно добралось до Тибета и Кайлаша, принимало обеты молчания, не ело мяса и не пило алкоголя, изучало практики мексиканских шаманов и буддийских лам, переносило сознание в чистые земли Будды Амитабхи и много читало. Я говорю об этом без малейшей иронии и с большой признательностью за ту работу, которую оно для меня проделало. Но тем не менее что-то ускользало.

Все учителя, которым я доверяла, не уставали повторять, что наше ощущение собственной отдельности иллюзорно. Я же на глубинном уровне понимала, что все равно остаюсь разделенной: «я» — тут, усердно работаю над собой и медитирую по часу перед работой, а мир по прежнему — «там». Я чувствовала, что в моей практике есть какой-то подвох, что она неполна. И тогда я решила прекратить любую формальную практику и попробовать просто жить настоящим. А спустя полгода я встретила мастера. 

Тибетское слово «гом» и санскритское слово “дхьяна”, обозначающие медитацию, дословно переводятся как «привыкание, ознакомление». Медитируя, мы привыкаем  находиться в самом естественном состоянии нашего ума, в состоянии, когда мы обнаруживаем, что мы — не только наши тело, эмоции и ум, но нечто большее: безграничное, чистое сознавание, никогда не рождающееся и не умирающее. Буддийские учителя описывают это как “отдых в обнаженной осознанности”.

Заметьте — отдых, а не практику.

И именно поэтому подлинная медитация начинается в тот момент, когда заканчивается духовная практика — просто потому, что исчезает практикующий. Исчезает не физически, а на уровне отождествления с отдельным организмом тела-ума.

Но вот в чем парадокс: большинство из нас поначалу обращается к медитации именно как к духовной практике. Мы начинаем медитировать, потому что у нас есть цель как-то улучшить свою жизнь — сделать тело здоровее и гибче, ум спокойнее и радостнее, сознание — чище и восприимчивее. Принести пользу всем живым существам, наконец.

Мы надеемся, что этот тюнинг сделает наше существование более комфортным — мы будем меньше болеть, разовьем интуицию, наши отношения с близкими и на работе станут гармоничнее, мы обретем бога и просветление. И не отдаем себе отчета, что на тонком уровне такой подход всегда предполагает разделение — есть “я”, которое обретает “нечто”. Пусть даже это такая прекрасная вещь, как “просветление”. 

И тогда, если у вас нет постоянного контакта с опытным мастером медитации, незаметно может произойти подмена — вы будете уверены, что медитируете, но на деле будете лишь укреплять свое духовное эго. Чогьям Трунгпа назвал это “духовным материализмом”.

На самом деле, когда мы только начинаем медитировать, выбора у нас нет. Мы все начинаем с духовных практик просто потому, что наш активный ум не готов так просто сдать позиции и остаться не у дел, пока мы будем “отдыхать”. Практики помогают нам приручить его и успокоить, отвлекая на себя внимание — как мы отвлекаем внимание ребенка, когда он слишком перевозбужден. “Игрушки для эго” — это не оскорбление, а констатация факта: детям нужны игрушки, они помогают им расти и развиваться.

Но если мы хотим стать взрослыми в полном смысле этого слова, мы должны двигаться дальше — в мир медитации. И тут нас порой подстерегает множество неожиданностей. Первая связана с тем, что многие духовные практики могут подарить нам удивительные, невероятные переживания и даже мистический опыт, который несомненно придает обычной жизни дополнительное измерение. И многие духовные практики специально направлены на то, чтобы вызвать в человеке этот экстатический опыт — блаженства, единения с богом, воспоминания прошлых жизней и много чего еще. Опять же — чтобы помочь ему чуть-чуть вырасти из привязанности к эго.

На этом фоне медитация внимательности может показаться поначалу очень скучной — вы просто снова и снова возвращаете внимание в настоящее. Как говорится в одной шутке, дзен — это чертовски скучно до тех пор, пока не перестанет быть таким. 

Кроме того, духовные практики могут сделать вас сильнее и поддержать в трудную минуту, а подлинная медитация, наоборот, создаст для вас множество трудных минут, потому что разрушит любую иллюзию силы. Духовные практики могут дать вам ощущение, что теперь вы отличаетесь от других — от тех, кто не способен сделать стойку на голове, ощутить свои чакры или найти нижний дан-тянь. А подлинная медитация не сделает вас особенным — наоборот, она выявит со всей очевидностью, что ваша изначальная природа ничем не отличается от изначальной природы комара, будды и этого ужасного коллеги по работе.

Духовные практики могут развить у вас ясновидение или способности к исцелению, они действительно могут сделать вашу жизнь комфортнее, а подлинная медитация смиренна и тиха — чудеса происходят, но вы к ним больше не привязываетесь, и нечем похвастаться перед друзьями или учениками.

Духовные практики подарят вам немало восхитительных, экстатических мгновений,  а подлинная медитация часто начинается с разочарования — с тотальной сдачи и признания своего полного поражения на духовном пути.

Актер Робин Уилльямс как-то пошутил, что “реальность — это опора для тех, кто не способен выдержать наркотики”. Перефразируя эту шутку, можно сказать, что духовные практики — это опора для тех, кто не выдерживает медитацию. 

Не поймите меня превратно — я ни в коем случае не отрицаю пользу духовных практик. Они очень важны! Даже Будда начал с них — изучая йогу у индийских аскетов. Я лишь хочу напомнить, что для того, чтобы стать  Буддой, пробудиться, вы должны однажды рискнуть и — отказаться от практики ради медитации. И вы должны быть готовы к тому, что этот шаг будет стоить вам всего, что вы накопили за время вашего духовного пути. Потому что пробуждения нельзя достичь. Его можно только вспомнить.

Автор Анасиасия Гостева источник http://vnimatelnost.com/2013/11/16/о-медитации-и-духовной-практике/


Советуем посмотреть

Ведическая традиция питания

В ведической традиции всю пищу принято делить на три вида:
• саттвическая
• раджасическая
• тамасическая.
Данное разделение соответствует трём "гунам материальной природы": сатва, раджас и тамас. Эти гуны, по мнению индусов, управляют жизненной энергией всех живых существ в нашем материальном мире.

ИНДРА НИТТРИ МЕДИТАЦИЯ

Эта медитация была дана Гуру Нанаком его второму сыну Баба Сири Чанду. Его сын стал великим баал йогом. Это такой йог, который не стареет, который в старом возрасте выглядит также, как молодой мальчик. Баба Сири Чанд прожил больше 160 лет.

Три практики работы с вниманием

Эти три простых упражнения на развитие концентрации внимания не сделают вас продвинутым практиком медитации, но точно помогут стать более внимательными в повседневной жизни — на работе, дома, в отношениях. Каждое из этих упражнений нужно делать всего по 5 минут. Правда, возможно, поначалу эти 5 минут покажутся вам вечностью.