Загробная жизнь существует: рассказ нейрохирурга, вышедшего из комы

загробная жизньНейрохирург, пребывавший в коме в течении семи дней, пережил, как он полагает, путешествие в загробный мир, которого, по утверждению врача Эбена Александра, не стоит бояться. Свои невероятные ощущения доктор Эбен описал в статье, размещенной в журнале Newsweek.

“Как врач, я не верю в феномен предсмертного опыта. Я вырос в научном мире, как и мой отец нейрохирург. На протяжении многих лет я перенимал опыт своего отца, преподавал в Гарвардской медицинской школе и других университетах.

Я понимаю, что происходит с мозгом, когда люди находятся на грани смерти. Понимаете, мозг удивительно сложный, но чрезвычайно тонкий механизм. Уменьшите количество кислорода — и он будет реагировать на это странными видениями, которые описывают люди, получившие тяжелые травмы головы.

Хотя я считал себя верным христианином, но глубоко сочувствовал тем, кто хотел верить, что есть Бог, где-то там, и он безоговорочно любит нас такими, какие мы есть. Но как ученый, я знал, что правильнее верить в себя.

Однако, осенью 2008 года после семи дней в коме, я испытал нечто настолько глубокое, что это дало мне научные основания верить в сознание после смерти.

Рано утром четыре года назад я проснулся от сильной головной боли, и через несколько часов та часть мозга, которая контролирует наши мысли и эмоции, и по сути делает нас человеком, не функционировала.

Меня доставили в больницу, где я сам работал нейрохирургом и мои коллеги установили, что я заразился бактериальным менингитом, которым болеют в основном новорожденные.

Бактерии E.coli проникли в мою спинномозговую жидкость, а затем в мозг. Когда меня привезли в приемный покой больницы, шансы на то, что я выживу, были равны нулю.

В течение семи дней я лежал в глубокой коме, а мой мозг работал в автономном режиме.

Через неделю, когда решался вопрос, пора ли отключить меня от аппаратов жизнеобеспечения, я открыл глаза.

Нет научного объяснения того факта, что в то время, как мое тело пребывало в вегетативном состоянии, мой ум был жив и здоров. В то время, как нейроны моего мозга атаковали бактерии, я отправился в другую, гораздо большую Вселенную, где испытал такое ощущение счастья, о котором и мечтать не мог.

Я увидел и узнал, что попал буквально в новый мир: мир, в котором мы гораздо больше, чем наш мозг и тело, и где смерть — это не конец сознания, но, скорее, глава невероятного и исключительно положительного путешествия.

Я не первый человек, который обнаружил доказательства того, что сознание существует за пределами тела. Но, насколько я знаю, никто до меня никогда не был в этом измерении.

Все главные аргументы против предсмертного опыта предполагают, что эти события являются результатами “неполадок” в мозгу. Однако, мой предсмертный опыт произошел в то время, как мой мозг был просто выключен. Это ясно из тяжести и продолжительности моего заболевания. Согласно современным медицинским познаниям, нет абсолютно никакого способа, при котором я мог бы увидеть хоть что-то, не говоря уже о моем гипер-ярком видении.

В начале моих приключений я видел облака: большие, розово-белые, на фоне сине-черного неба. Выше облаков стремительно проносились серебристые существа, оставляя за собой длинные линии.

Птицы? Ангелы? Ни одно из этих слов не передаст их сущность, они отличались от всего, что я знал на этой планете. Они были более продвинутыми. Высшие формы.

Затем я услышал звук, он был почти ощутимым, как дождь, который вы можете почувствовать на вашей коже, но он не намочит вас. Я понимал, что это радостное пение серебристых существ, и ощущал ликование.

А потом появилась женщина, она была молода, и я помню, как она выглядела во всех деталях. У нее были высокие скулы и темно-синие глаза. Золотисто-коричневые косы обрамляли ее прекрасное лицо. Когда я впервые увидел ее, мы ехали вместе по сложной узорной поверхности, которая напомнила мне крыло бабочки.

И в самом деле, миллионы бабочек порхали вокруг нас — это была река жизни и цвета, движущаяся по воздуху. Одежда женщины была проста, как у крестьянки, но ее цвет: голубой, синий и пастельный оранжево-персиковый был невероятно яркий.

Она посмотрела на меня с таким видом, что, если бы вы смотрели на нее в течении пяти секунд, то ваша жизнь бесповоротно изменилась бы. Это был не романтический и не дружелюбный взгляд, это было собрание всех видов любви, что мы знаем на земле, только несоизмеримо большей силы.

Без использования слов она говорила со мной. Сообщение прошли через меня, как ветер, и я сразу понял, что это правда. Я знал, что мир вокруг нас был реальным, а не фантазией.

Сообщение было из трех частей, и если бы мне пришлось перевести их на земном языке, я бы сказал так:

“Любите и дорожите всегда».

«Ничего не бойтесь”.

“Нет ничего, что бы вы делали неправильно”.

Эти сообщения я воспринял с сумасшедшим ощущением облегчения, как правила игры, в которую играл, сам того не понимая.

“Мы покажем вам многие вещи здесь. Но в конце концов, вы вернетесь” — сказала женщина, опять же, без фактического использования слов.

Я начал молча задавать вопросы:

“Где это место?”

“Кто я?”

“Почему я здесь?”

Каждый раз, когда я “произносил” один из этих вопросов, ответ приходил мгновенно в результате взрыва света, цвета, любви и красоты. Эти ответы я получил мгновенно и без особых усилий понял, в чем смысл моей земной жизни.

Я продолжал двигаться вперед и оказался в огромной черной пустоте, в которой находился светящийся шар, который был был своего рода «переводчиком» между мной и теми, кто меня незримо окружал.

Я прекрасно знаю, как невероятно все это звучит. Но то, что случилось со мной, было так же реально, как любое событие в моей жизни, включая день моей свадьбы и рождение сыновей.

В первый раз, когда я вошел в церковь после комы, то обвел помещение свежим взглядом. Цвета витражей напомнили о светящихся красотой пейзажах другой Вселенной. Глубокие басы органа всколыхнули воспоминания о том, как мысли и эмоции в том мире перемещаются сквозь меня, как волны. И, самое главное, картина Иисуса, где он делится хлебом с учениками, объяснила мне смысл моего путешествия: мы любимы и приняты безоговорочно.

Сегодня многие считают, что живые духовные истины религии потеряли свою силу, и что наука, а не вера, это путь к истине. Но теперь я понимаю, что такое мнение является слишком простым”.

Анна Романцева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *