Шавасана. Что ты будешь чувствовать после смерти

шавасанаШавасана, или поза трупа, – асана, выполняемая в положении лежа на спине с вытяжением в полную длину, неподвижно. Как говорили мудрейшие и старейшие, она помогает бороться с физической усталостью и успокаивает разум. Шавасаной завершают каждую практику, это редкий момент релаксации и, как поэтично отмечено в настольной книге всех йогов Light on Yoga, «противоядие от стресса», пронизывающего тело и сознание современного человека. Шавасану знают даже те, кто был на занятии по йоге всего один раз, от них часто можно услышать ироническое замечание, что эта асана получается у них лучше всего. К сожалению, тут они лукавят, иначе на улицах было бы гораздо больше улыбающихся людей, а пробки вызывали бы меньше раздражения.

Изо всех сил расслабиться

Шавасана всегда давалась мне с трудом. Казалось бы, после дюжины приветствий Солнцу, планок, собак мордой вниз и вверх, балансов и перевернутых асан, стоит просто лечь на спину, раскинуть ноги и руки и расслабиться. Однако нужно уметь расслабляться. Это не означает размякнуть и растечься по всей поверхности коврика, чтобы мерно посапывать под пледом до тех пор, пока не услышишь голос, заставляющий вернуться в класс, или не почувствуешь шевеление вокруг. Это не означает замереть с истерической дугой в пояснице и с руками по швам, как оловянный солдатик в подарочной упаковке. Я вроде бы головой понимала, как надо расслабляться, но не думала, что именно из-за «головы» у меня и были сложности.

Я следила за дыханием, за тем, как на вдохе воздух проходил через ноздри, проникал в горло, раздвигал ребра, наполнял живот и, на мгновение задержавшись, на выдохе уходил, пятясь по уже знакомому маршруту. Порой голос преподавателя выводил меня из оцепенения и напоминал о напряжении в щеках и веках, у корня языка, между лопаток. Круг за кругом я проходила по всем уголкам своего тела, как бывалая ищейка, преследуя надежно спрятанное напряжение. Но довольно часто я так сильно старалась расслабиться, что мой вариант «трупа» явно выдавал признаки насильственной смерти: стопы разведены, но пальцы ног предательски смотрели вверх, челюсти напряженно стиснуты, из уголков глаз расползались нервные излучинки, а лоб перечеркивала морщина, словно я в изо всех сил зажмуривала не вовремя распахнувшийся третий глаз. Одно дело – не шевелиться и наблюдать за дыханием, другое – замедлить ход мыслей и задержать их в пределах тела, успокоить разум.

Научиться расслабляться

Во время моего пребывания в йога-школе в Индии, когда мы разбирали шавасану, преподаватели рассказывали о первичных и вторичных изгибах спины, показывали, как можно помочь «ученику» принять анатомически правильную позу трупа. Лежа на коврике в качестве подопытного, я почувствовала, как теплые руки учителя обхватили мои щиколотки, аккуратно приподняли ноги и таз, потрясли их «змейкой» и уложили на коврик, прижав поясницу к полу и вытянув спину и ноги. Затем жесткие пальцы уверенными движениями помяли подъемы стоп и пальчики ног. Уже через мгновение те же руки приподняли мою голову и лопатки, растянули шею и «поставили» голову на затылок; затем с легким нажимом разгладили поверхность шеи от ушей до плеч, надавили на плечи, раскрыв грудную клетку.

Каждое движение было настолько четким и отработанным, что мое тело доверилось рукам с жесткими пальцами и приняло заданную позу. Разум не пытался удерживать капитанский мостик и спокойно наблюдал за происходящим, словно понимая, что в море штиль и бояться нечего. Впервые во время шавасаны я «вышла из головы». Я смогла кожей почувствовать, что значит осознанно расслабиться.

Фактор доверия

По моим наблюдениям, фактор доверия необходим и в асанах на раскрытие таза. Поперечный шпагат и все производные от него всегда мне казались гимнастическим трюком. Я либо не пыталась даже пробовать, потому что знала, что не смогу, либо старалась до слез и дрожи в мышцах, доказывая себе, что могу. На одном из занятий по шпагату после привычных разминки, интенсива и балансов на руках мы перешли к самой «сути» – растяжке. Лежу я на спине, ноги в «бабочке», тренер объясняет, что он будет надавливать на разные мышцы бедра и разводить мои колени, моя же задача – расслабиться. Не успел тренер перейти от слов к делу, как в моей голове сработало: «Видишь, не получается, больно, досчитай до трех – и хватит». Бедра окаменели, колени начала бить дрожь, я взмолила о пощаде и попыталась спастись бегством. «Вита, ты чего так напряглась? Я знаю, куда и как давить, ты можешь мне доверять, я не причиню тебе вреда, расслабься и не забывай дышать», – сказал тренер. Эти простые слова сработали как магический код, понятный телу, но не рациональным датчикам в голове: дрожь прекратилась и колени сами собой опустились на неожиданные 10 сантиметров.

Тело знает

Наше тело намного умнее, чем мы, уткнувшиеся в смартфоны и во всем полагающиеся на технологии, предполагаем. Читая книги о телесности и взаимосвязи тела и эмоций, тела и среды и «примеряя» прочитанное на себя, я не перестаю удивляться, какой сложный и тонко настроенный инструмент достался нам в управление. Чем больше я узнаю о своем теле, постоянно отслеживая, как оно реагирует на практику, на разную пищу и режим сна, на слова окружающих, даже если эти слова брошены кем-то в переходе метро, а не адресованы лично мне, тем больше доверяю ощущениям, верю себе и в себя.

Не доверяем мы тогда, когда не знаем чего-то полностью, когда не уверены на 100 %, что все сработает так, как мы рассчитываем. Во всей этой системе слишком много происходит «в голове» и очень мало – в теле. Вместо того, чтобы поверить, что тело знает свои пределы и границы, расслабиться и позволить ему дойти до максимально возможной на сегодня точки, мы, стиснув зубы и ругая свое «деревянное», берем дело в свои руки. В позе бабочки мы упираемся локтями в бедра, остервенело пытаемся уложить колени на пол, а в наклоне вперед тянем грудную клетку вниз к ногам, цепко обхватив себя за щиколотки или икры. И то, и другое мы воспринимаем как миссию, конечный пункт, до которого нам нужно добраться сейчас же, иначе полуторачасовое занятие прошло даром. Но наши «умные» мышцы реагируют на эти усилия, как на экстренное происшествие и оперативно срабатывают, словно бригада службы спасения: сокращаются или стараются поднять нас в «безопасное» вертикальное положение.

Рабочее место может оставаться царством разума, где все действия и решения логически обоснованы, но стоит попробовать выходить из «зоны комфорта», где мы все контролируем, хотя бы когда оказываетесь в «зоне осознанности и чувствования себя» – на подушке для медитации, коврике, беговой дорожке, стене скалодрома, лавочке в парке. Для «правильного» расслабления – и на коврике, и в жизни – нам нужно просто научиться доверять – в первую очередь – себе.

Автор: Виталия Летницкая
источник yogajournal.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *